20.11.2010 г.                                                                 Сергей Фалдин 

Оставаясь наедине и глядя в море, я нередко испытывал чарующий сиюминутный уют одиночества,  а устремляя свой взгляд к звездам, ностальгически тосковал по семье, своим близким. Было ли в этом противоречие? Мне подсказали, объяснили — нет. Очарование одиночества — это иллюзия, преломленный отблеск в восприятии личной свободы. Что есть Свобода? Свобода — вечный зов, как потребность любить, а любить — как дышать.

«Когда так много позади,

Всего, в особенности — горя,

Поддержки чьей-нибудь не жди,

Сядь в поезд, высадись у моря».

Иосиф Бродский

 

С парусом в море к нам приходит ощущение Свободы и Движения. То, что свойственно птицам. Но — теперь мы одного племени! Подобранный в черногорском Которе угасающий птенец, названный нами Чижиком, в действительности оказавшийся голубем, помогал нам. Мы научились понимать и чувствовать друг друга, с восторгом следили за его полетами и в море вместе расправляли крылья. Мы помогли друг другу — он улетел, когда пришло его время. Выходив его, влюбившись в него, мы, тем самым, пусть в самой малой доле, восполняли ниспосланную благость этого Мира!

Человек и море. Водная вселенная хранит тех, кто чувствует и уважает ее величие и красоту.  Оставаясь наедине и глядя в море, я нередко испытывал чарующий сиюминутный уют одиночества,  а, устремляя свой взгляд к звездам, ностальгически тосковал по семье, своим близким. Было ли в этом противоречие? Мне подсказали, объяснили — нет. Семнадцатилетняя Ангелина — светлый ангел, спутница моего внука в одном из наших морских переходов, более ясно и откровенно чувствовала, что очарование одиночества — это иллюзия, преломленный отблеск в восприятии личной свободы. Что есть Свобода? Свобода — вечный зов, как потребность любить, а любить — как дышать. Свобода, как личностная стратегия, пронизана смыслом любви. Свобода хрупка, уязвима от множества «недужных, ненужных связей, дружб ненужных», соприкосновение с хаосом которых часто токсично, разрушительно, всегда бессмысленно и болезненно растратно — время безвозвратно уходит. Море очистительно. Оно беспощадно уносит подобные наслоения в недосягаемость, бесследно развеивая по ветру. Свежий ветер Свободы — питательная среда, движитель, верный вектор воззрений, восприятия и связанных с ними решений и поступков.

Как и Любовь, Свобода являет божественное в человеке. Сказано: — «Бог есть Любовь». Любовь и Свобода — непременные и взаимосвязанные атрибуты организации внутреннего мира Человека, вместе с тем, объединяющие его со Вселенной — они не имеют измерений и неотрывно и повсеместно с нами.  Ощущение счастья Свободы обусловливает в Человеке приоритет морали, дает надежду и возвращает нас к библейскому  восприятию Любви, которая глубже, чем нравственность:

— Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает.

И, в итоге, Любовь становится не столь бессильной по сравнению с действительностью. Действительность упорядочивается, соотносится с Любовью.

 

Май. В море мы вышли на рассвете из черногорского Бара в Отранто, в юго-восточную Италию, оттуда до ближайшего греческого острова всего сорок пять миль. В ясном утреннем небе первыми штрихами солнечных лучей были нанесены тонкие длинные полоски полупрозрачных облаков над восходящим солнцем. Яхтсмен — в душе метеоролог, легко читает эти символы устойчивой погоды, чувствуя студеную прохладу весеннего моря, не дающего полной свободы береговому ветру, вырвавшемуся к его просторам и наполнившему наши паруса. Удаляясь все дальше и дальше в море, нас настойчиво влекло на юг к Элладе.   Спустя два часа, ветер «определился», окончательно изменив направление к югу, стал ровнее. Паруса сами подсказали направление комфортного полета, и мы решили держать курс на Корфу, минуя Италию.  В этом подсказанном ветром маневре тоже был свой символизм вольности, свободы, подчиненной лишь мирозданию. Это был новый переход в состояние «жизни под парусом».

(https://www.google.com/maps/d/u/0/edit?mid=1pKq9SY0AWReZhEFgaNIohyfF0NflGu5-&ll=40.936726485859296%2C19.139513949999923&z=7)

(продолжение следует)